Перейти к верхней панели
Архив номеров
миллениум
facebook
mail
phone
Авторизация
facebook
mail
phone

Война заставила несколько миллионов украинцев покинуть родную землю. Прекрасные женщины, когда-то счастливые дети, великие умы науки, представители культуры, медицины… Война коснулась каждого. 23 февраля мы провели с Галиной БЕЛОКЛИЦКОЙ интервью, которое, не вышло по понятным причинам. Сегодня тема нашей беседы имеет совершенно другой окрас и смысл. Мы говорим о чувствах, о беде и о том, как продолжать жить.

украинский медик, ученый, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки и техники Украины, Президент ВГО «Ассоциация врачей-пардонтологов Украины». Заведующая кафедры терапевтической стоматологии НУОЗ Украины им. П.Л. Шупика.

– Галина, Вам, как и многим украинкам пришлось столкнуться с невыносимой болью, со страхом, с войной. Если позволите, хотим вспомнить утро 24 февраля. Что Вы почувствовали, когда услышали первые удары?
– Я, как и все украинцы, проснулась в своей квартире от звука взрывов. Конечно, это был шок, ужас, полное непонимание того, что происходит. Еще большим шоком был момент осознания, что в XXI веке, при таком развитии цивилизации может произойти то, о чем мы лишь читали в книгах на военную тематику или видели в исторических фильмах, слышали от своих родителей.
Ощущение, что это сон еще долго меня не покидало, мы все будто попали в параллельный мир. После того, как возле нашего дома установили блокпост мы периодически слышали выстрелы в воздух, которые были очень тревожны. Поскольку я не имела возможности по тревоге бежать в метро, мне пришлось перебраться в коридор своей квартиры, где я и прожила неделю. Пришла информация, что рашисты уже вошли в город. Тогда я и решила для себя, что лучше погибнуть от бомбы, чем жить в оккупированном городе. Меня пугало осознание, насколько сильно влияние СМИ и как можно изменить психику целого народа, который столько лет был «братским», сделав из них убийц.
– Вам удалось уехать в Европу, расскажите, каким был этот путь?
– Уезжать я не планировала, но штурм Киева, бесконечные тревоги и состояние здоровья просто не оставили мне иного выбора. К тому же я осталась совсем одна, в жизни произошла личная трагедия, я потеряла мужа год назад. Он умер за неделю от ковида в инфекционной реанимации. Мой любимый человек не дожил всего полгода до нашей золотой свадьбы… Боль безвременной утраты привела к тяжелой депрессии…
Решение о переезде было принято резко. Я собрала два рюкзака и попросила друзей отвезти меня на вокзал. В нагрудном рюкзаке была моя собака, в наплечном- килограмм корма для нее, мои личные вещи и еда.
На вокзале я увидела кадры из фильмов о ВОВ. Толпы людей, мрак, плачущие дети и кричащие женщины… Там же касанием по плечу ко мне обратилась женщина (оказалось, что она была врачом, проходила повышение квалификации на нашей кафедре, слушала мои лекции). Она помогла мне подняться в вагон эвакуационного поезда. Это все казалось бесконечным ужасом. Путь во Львов занял почти 14 часов, я очень переживала, но увидела, что даже в этой ситуации украинцы неизменно сочувственны друг к другу. В крошечном купе, забитом людьми и детьми, моей собаке стало плохо, но ни один человек не высказал мне никаких претензий, наоборот – только помогали. Во Львове меня встречали друзья. Помогли добраться до дома моего хорошего друга, профессора, у которой я прожила два с половиной дня. Помню, как услышала ее разговор с родными, которые ехали к ней из Чернигова. Тогда я решила не стеснять людей и отправилась в Варшаву. Позвонила своему коллеге (я член редколлегии журнала, который он издает в Польше) и попросила о помощи. Он любезно согласился. На границе с Польшей мы простояли около девяти часов, вся дорога заняла порядка двенадцати, с собакой это было крайне сложно, но, опять же, помогала моя соседка. В Варшаве меня встретил мой коллега с сыном.
Я бесконечно благодарна всем, кто встретился в пути и оказывал поддержку с реальной помощью. Скажу честно, по приезду в мирную Польшу, первые дней десять была в абсолютно невменяемом состоянии, но старалась максимально участвовать в жизни людей, которые помогали мне.
– В Украине Вы построили карьеру, добились многих высот. Каковы Ваши дальнейшие планы?
– Я считаю, работать сегодня не просто уместно, но и необходимо. Благодаря друзьям, которые передали мне во Львов личные вещи и ноутбук, я уже восстановилась на работе. Удалось собрать всех сотрудников кафедры, которые разъехались по разным регионам Украины, мы провели два плановых учебных цикла, дополнительно организовали три школы специализации, одну из которых проводила я лично. Уже составлена учебная программа на май – июнь. Кафедра работает, а значит живет! Работа – это то, что дает мне опору. Морально поддерживает меня постоянный контакт с сотрудниками, а также с врачами во время чтения лекций. Согревает понимание, что я, по-прежнему, нужна своим коллегам, моим ученикам. Живу с надеждой, что весь этот кошмар скоро закончится нашей полной победой. Дальше только созидание и работа над тем, чтобы совершенствовать знания и навыки наших врачей, дарящих нашим гражданам здоровье.
– Благодарим, Галина за откровения. Как думаете, насколько сильно изменится Украина и наш народ после победы?
– Я убеждена, что и мы и наша страна изменимся в лучшую сторону. Подчеркну, не важно, на каком языке говорит украинец, важно то, что он чувствует и делает. Сегодня мы получили поддержку всего западного мира и непременно будем жить в свободном демократическом государстве, которое будет членом ЕС. Я желаю всем нам благополучия и мирного неба.

Поделиться в:

Добавить комментарий