Перейти к верхней панели
Архив номеров
миллениум
facebook
mail
phone
Авторизация
facebook
mail
phone

Дети и взрослые в условиях войны. Как помочь ребенку, самому себе? Откуда тянутся наши «взрослые» проблемы и как найти точку опоры? Обо всем этом – в нашем интервью с Татьяной ПАНТЕЛЕЕВОЙ, специалистом в области детской и возрастной психологии.

— Татьяна, здравствуйте! Сейчас мы все учимся жить в новой нестабильной реальности. Как справиться с этим и налаживать жизнь под обстрелами?

— В данной ситуации нужно искать точки опоры. К сожалению, сейчас большинство новостей стали однотипными (ужасающие, жестокие видео и фото), и чем больше таких новостей, тем больше реакция на них сводится к беспорядочным поискам истины, что становится похоже на ситуацию в песочнице: «это все он»! При переизбытке информации теряется суть, но самое главное, что пострадавшие-то все равно есть, а фокус в итоге смещается на вопрос «кто виноват», а не «что делать». Очень жаль, что на эту тему есть даже спекуляции в интернет-пространстве.

— Какие рекомендации Вы бы дали родителям, чтобы помочь детям в нынешней ситуации?

— Весь 2021 год в плане образования я посвятила специализации “Теория развития: возрастные кризисы” под руководством опытнейших тренеров-психотерапевтов Украины и настоящих мастеров своего дела. Тогда даже подумать не могла, что все эти знания будут сейчас настолько актуальными и позволят мне находить собственные точки опоры, проживая все нынешние события, а не вытесняя их.

Каждый участник программы, изучая теорию и закрепляя ее на практике, естественным образом словно «перепроживает» все ключевые этапы своей жизни, начиная с младенчества. Это имеет колоссальный трансформационный эффект для самого участника, не говоря уже об использовании этого опыта в терапевтической работе с клиентом.

Поэтому, отвечая на вопрос, как, например, помочь подростку сейчас – сложно дать какую-либо общую рекомендацию. Помогать маленькому человеку нужно с момента рождения, и это не только про функциональное присутствие родителей, что, безусловно, очень важно. Это про любовь, внимание, поддержку, заботу (психоэмоциональную), тепло, присутствие в жизни, но с уважением его (ребенка) и собственных границ, при этом давая ориентиры, как жить в этом мире. На деле же мы видим часто перекосы в воспитании, которое становится больше похожим на дрессировку, однако никак не способствует в становлении взрослой личности. Родители часто не знают и попросту не умеют общаться со своим чадом, да оно и не удивительно, ведь их родители точно так же не знали и не умели, не общались с ними. Росли, как могли. Вот и имеем повторяющийся сценарий из поколения в поколение.

Знает ли такой человек, как качественно и уместно поддержать своего собственного ребенка? Да ему бы с собой справиться изначально. А потребность остается. И ребенку, и подростку рядом нужен устойчивый взрослый. Как, в общем-то, и любому взрослому.

Я скажу о личном опыте. Я нахожусь в четвертом поколении послевоенного периода. Мои родители – люди, которые родились у детей войны. К сожалению, это поколения не созревших, а постаревших детей (в психологическом аспекте). Это незрелые взрослые. И социальная система, правящая обществом на то время, культивировала такое положение вещей и всячески поддерживала. Вспомните, детей воспитывали не родители, а «великое» государство, причем следовать этим правилам нужно было безукоризненно и чуть ли не с пеленок. Сформировался интроект – что я не взрослый, да мне не очень-то и нужно, есть кто-то, кто придет и решит за меня, ведь я сам неспособен. И самое страшное, люди в это поверили и следовали. А когда вдруг этого всезнающего и всемогущего взрослого (=государства) не стало, что было делать человеку, которого «бросили»? Как себя чувствует ребенок, которого «случайно» забыли в магазине, к примеру?.. Какой ужас и растерянность он может испытывать…

Людям пришлось стать взрослыми. Резко и жестко. Послевоенный период, распад союза – все это коллективные травмы. Психика справляется с этим по-разному. Или не справляется.

— Татьяна, раз уж зашла речь о детях, скажите: как часто нужно говорить ребенку, что его любят?

— Давайте начнем с первых дней жизни. В младенчестве у ребенка максимальное слияние с матерью, и это естественное положение вещей в этом периоде. Здесь исключительно важен тактильный контакт. Очень большое количество нашей боли и травм идут из того периода, который мы совсем не помним. Но помнят тело и психика. Я думаю, вы слышали из разных источников, что к 7 годам у ребенка уже сформирована личность. Однако на этом становление и взросление психики не заканчивается, хотя к этому периоду точно закладываются основные реакции и механизмы поведения. Ведь как было у многих в детстве: накормлен, одет – и вперед, о чем еще беспокоиться? Заботились о функциональности, а психике нужна эмоциональность. Сейчас много практики уделяется эмоциональному интеллекту, я считаю, это правильно.

Базовые потребности всегда будут неизменными. Нам необходимы принятие, любовь, признание. Принятие и любовь – это мама, признание – папа.

Для полноценного «родительствования» необходим огромный внутренний ресурс и готовность. И это абсолютная задача осознанного родителя, от действий и состояний которого зависит жизнь того, кого они привели в этот мир.

Когда поначалу младенец словно «слит» с мамой, она вся, целиком и полностью принадлежит малышу. В это время рядом с женщиной желательно быть мужчине (либо какой другой фигуре, неважно), которая может выполнять функцию связи с внешним социальным миром, для устойчивости психики мамы. Следующие 1-3 года ребенок постепенно начинает отделяться от материнской фигуры, и, если он получал достаточное количество «молока» (внимания, любви, тактильности) – для него это равняется полному насыщению и качественному общению с мамой. Этап пройден. Программы заложены.

В периоде от 2 до 4 лет очень важен папа: ребенку важно «доказать» отцу, что он классный. И обязательно получить признание. Я хороший! – Вот что должен усвоить ребенок в этом возрасте. Усвоить как абсолютную истину. И эта роль в этом периоде возлагается на отца.

Ведь как проще: дал в руки смартфон – и все. Или просто общение на уровне команд: можно, нельзя, без объяснения причинно-следственных связей. Между родителями и детьми не устанавливается та самая эмоциональная близость, которая потом должна служить основой для создания собственной семьи.

В моей практике часто встречала полное эмоциональное отсутствие одного из родителей, при внешне полноценной семье. Или деспотичные отцы, которым вообще не до признания. Или удушающие мамы, которые не выпускают в мир. Все это перекосы и остановки для счастливой, полноценной жизни и реализации.

Но важно сейчас уравнять позиции и отметить, что каким бы идеальным ни старался и хотел бы быть родитель, в любом случае ребенок найдет, на что обижаться. Потому что невозможно полностью удовлетворить потребности другого человека. А уж тем более, угадать их. Задача родителя – дать необходимую базу и вовремя отпустить в мир.

Говорить ли ребенку, что он любим? Да, абсолютно! В 1, 6, 10, 18 лет – в любом возрасте каждому важно услышать «я тебя люблю». Это настолько просто, что кажется абсолютно неважным и незаслуженно вытесненным из повседневного общения. Внимание, забота и любовь – самый ценный ресурс, в любое время.

— Татьяна, скажите, Вы даже в нынешнее время не останавливаетесь, проводите консультации, к Вам можно обратиться?

— Да. Когда началась война, я попала в депрессивное состояние и была не в ресурсе первое время. Мне необходимо было вытащить себя и своих близких в первую очередь. Я долго думала: чем же могу быть полезна? В то время мне было очень тяжело, хотя я нахожусь в относительно стабильном месте. Вот и прямо сейчас пишу этот текст под вой сирен.

Сейчас, благодаря поддержке коллег и близких, я уже чувствую себя в силах и заявляю о том, что готова предоставлять эмоциональную поддержку.

Напоследок хочу напомнить слова Виктора Франкла, «Психолога в концлагере»: в конечном итоге выживают и сохраняют себя те, кто концентрируются на повседневных вещах. Даже по себе замечаю, что соблюдение распорядка дня очень спасает, и я не оказываюсь вовлечена в круглосуточное чтение новостей. Я рекомендую всем по возможности стараться придерживаться рутины.

Нам всем нужно пройти через это и сохраниться. Учиться ловить суть, не сливать драгоценную энергию на вражду и распри – а сохранить себя и других в устойчивом состоянии. Тогда у нас хватит сил на восстановление.

Война уже многое вскрыла, целые пласты подавленных чувств поколений поднялись наружу, сменились ценности и приоритеты. И сейчас важно придать форму этой мощной энергии, направить ее на созидание, а не разрушение.

Поделиться в:

Добавить комментарий