Перейти к верхней панели
Архив номеров
миллениум
facebook
mail
phone
Авторизация
facebook
mail
phone

ПАРАПСИХОЛОГИЯ В ПРАКТИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЕ

Если болит душа и одолевают страхи, потому что тело подводит? Как эмоционально справиться, когда болеешь, когда слышишь о тяжелом или даже смертельном диагнозе, когда теряешь близких? В процессе лечения врач непосредственно вступает в психологический контакт с больным. Он оказывается тем человеком, который наиболее компетентно и адекватно может помочь пациенту пребывать в ситуации болезни. От слов и действий врача во многом зависит сама жизнь больного. Но всегда ли терапевт, хирург могут с этим справиться?
О взаимодействии врачей общей медицины с психологами и парапсихологами говорим с Владимиром ШОЛОМНИЦКИМ – действующим академиком Украинской Академии наук, врачом, директором сети медицинских центров «Клиника им. В. Гальченко» и клиники «НАШ-МЕД». А также с Александром БАРЫШНИКОВЫМ – психотерапевтом, психологом, парапсихологом, основателем и руководителем духовного центра вибрационной медицины «Возрождение».

– Владимир, Александр, у нас сегодня необычная беседа, но тема весьма актуальна. И сразу хотелось бы узнать ваше видение роли психологии во врачебной практике.
Владимир: – Занимаясь лечением тела, нельзя забывать о лечении души. Правильные слова и психологические установки очень важны в ходе лечения, нужно настраивать пациента на мысли о выздоровлении, пробуждать веру в себя, свой организм и его защитные силы, независимо от этиологии заболевания.
Александр: – Ответ на этот вопрос лучше всего рассматривать в призме ситуации, когда человек сталкивается с тяжелым диагнозом. Это стресс для каждого! Исходя из ситуации, врач просто обязан направить пациента еще и к психологу, психотерапевту, а то и парапсихологу. Как раз парапсихология и занимается изучением душевных болезней, переживаний и состояний.
– Александр, как часто в своей практике Вы сталкиваетесь с ситуациями, в которых большую роль играет именно психологическое состояние пациента, а не медицинские диагнозы?
– Очень важно вмешательство эзотерики в процесс лечения. Естественно, к ней в своей практике мы прибегаем только после глубокого психологического тестирования. Опять же, исходя из ситуации, в которую человек попал, и состояния, которое вызвал или обострил медицинский диагноз. Наше оружие – вопросы, беседы, ассоциативные карты, которые помогают установить диагноз и исключить психиатрию. Если же у человека точно выявлен тяжелый недуг, мы помогаем ему адаптироваться, принять это и пойти дальше – подталкиваем на путь исцеления. Там, где мы не в силах избавить человека от болезни (например, аппендицит), работаем параллельно с медициной.
– Вероятно, ключевым будет вопрос: как отличить психосоматику от реальной медицинской патологии?
Владимир: – Для этого нужно обратить внимание на главные симптомы, которые возникают у человека, и внимательно проанализировать их. Если традиционное лечение не помогает, анализы и обследования не показывают наличие болезни, хотя она есть, это точно не симуляция. Если медикаменты временно снимают симптомы, но потом все возвращается, скорее всего, здесь именно психосоматическая причина болезни.
Александр: – Нужно собрать анамнез, изучить человека и его окружение, текущую жизненную ситуацию. Кроме этого, важно проанализировать, нет ли духовных вмешательств. Я имею в виду порчу, наговоры. И, исходя из результата анализа, скорректировать помощь, так сказать, «перепрошить» человека, «почистить» его душу, чтобы очистилось тело.
– Александр, какие методики в работе с пациентами с психосоматикой Вы используете? Насколько они эффективны?
– Мы включаем в работу эзотерический контент. Вибрационную медицину, методики, заложенные в традициях разных народов, религиозные знания, учения Ибн Сины. Используем майнд-машину, которая выдает нужную для конкретного пациента звуковую частоту, работаем по методике внушения, заговоров, мантр, используем космобио­энергетику, энергетическое тепло, горловое пение, работу с бубнами. Плюс фитотерапия, водные процедуры, витамины. Сознательный гипноз применяем для проработки страхов, необычных и нереальных фантазий.
– Владимир, а насколько в Украине вообще развита система оценки состояния пациента не только по медицинским показателям, но и по исходным данным – психологическому состоянию?
– К сожалению, в государственных учреждениях здравоохранения сейчас и так напряженная ситуация из-за COVID-19. Соответственно, большого внимания анализу психологического состояния при первичном осмотре врач уделить не может. Он в основном реагирует на прямые жалобы, симптомы, прописывает лечение. Но в случае видимых психологических проблем, врач должен перенаправить пациента к узкому специалисту.
– Владимир, Ваш многопрофильный центр оказывает различные услуги. Какое место в рейтинге занимает психологическая помощь пациентам?
– 5-е место, после терапевтической, кардиологической, гинекологической и помощи отоларинголога. К сожалению, люди стали меньше уделять времени своему здоровью и все чаще «зарабатывают» психологические расстройства. Таковы реалии современных ритмов жизни и диджитализации.
– Психологи в нашей стране не обязаны получать лицензии, в отличие от психиатров. Фактически, психологом может стать каждый. Что вы думаете об этом?
Владимир: – Да, психологи, в отличие от психиатров и психотерапевтов, не обязаны иметь соответствующую лицензию, но они не могут работать, не имея высшего образования по соответствующему направлению. То есть, для официального ведения деятельности в сфере психологического консультирования документа о завершении курсов будет недостаточно. Но, к сожалению, есть масса интернет консультаций с «психологами», деятельность которых никаким образом не контролируется и не регулируется. Проведение консультаций вживую требует определенного оформления деятельности, а онлайн консультаций это не касается.
Александр: – Если человек имеет дар и знания, он должен их использовать во благо другим. Но разумно, грамотно и в рамках закона. Я так и делаю.
Мало пройти курсы и получить соответствующий сертификат, человек должен иметь глубокий тайный дар, понимать знаки, любить свою работу и подкрепить все это обязательным медицинским образованием, чтобы знать устройство всего организма человека, а не только его мозга. Мы в своей работе исследуем каждую клеточку организма, даже мимика и жесты для нас информативны.
– Александр, какие результаты психологической поддержки с Вашей стороны в помощи людям, которые борются за свое здоровье?
– Однозначно параллельная работа слова и скальпеля будет более действенной. Особенно, если речь идет об утрате – то ли органа, то ли самого человека. Я имею в виду участников АТО, их родных, которым мы помогаем пережить потери, возвращаем к жизни.

sholomytskyi.com.ua
vladimir808080
Володимир
Шоломицький

Поделиться в:

Добавить комментарий