Перейти к верхней панели
Архив номеров
миллениум
facebook
mail
phone
Авторизация
facebook
mail
phone

НЕПРОСТЫЕ БУДНИ АЛИНЫ АДУБЕЦКОЙ

Челюстно-лицевая хирургия – одно из сложнейших направлений в медицине. Кроме того, отыскать специалиста высокого уровня даже в городах-миллионниках сегодня довольно сложно. На эту тему запросы в редакцию поступают нередко, и мы отыскали челюстно-лицевого хирурга Алину АДУБЕЦКУЮ, которая поведает нам о своих буднях и, конечно, возможностях.

– Алина, челюстно-лицевые хирурги – не частые гости нашего издания. Поэтому вопросов к Вам много. Начнем с выбора.

– Я выросла в семье медиков и с самого детства видела, насколько это сложная и всепоглощающая профессия. Но меня ничего не испугало, и выбор, безусловно, был сделан еще в юном возрасте. Я всегда восхищалась врачами, их миссией и преданностью своему делу. А с возрастом пришло и более конкретное осознание, четкое определение отрасли медицины, в которой мне очень хотелось работать – это челюстно-лицевая хирургия. Думаю, она привлекла меня своей сложностью задач и потрясающими результатами для пациентов. А за выбор профессии и поддержку во всем я очень благодарна своему отцу.

– Какое образование Вы получили, чтобы сегодня успешно проводить сложнейшие операции?

– У меня два высших образования. С красным дипломом я окончила Одесский государственный медицинский университет и Национальную Академию государственного управления при Президенте Украины. После окончила аспирантуру и защитила диссертацию, получила звание кандидата медицинских наук. Сегодня у меня более одиннадцати научных публикаций, три из которых – зарубежные. Чтобы обрести современные навыки, я проходила сложнейшую стажировку в Гонконге в клинике Princess Margaret Hospital и в Пекине в клинике Peking University Stomatological Hospital. Это было нелегкое время, но такое «путешествие в науку» оправдало все затраченные усилия.

– Алина, а что самое сложное в Вашей профессии?

– По моему опыту в медицине понятия «отдых» и «отпуск» — слишком размытые. Это не потому, что нас не отпускают с работы или как-то «терроризируют». Самое интенсивное время развития врача — первые пять-семь лет: ты впитываешь все, что можешь. Цепляешься за каждую возможность увидеть что-то новое, побывать на новой операции или на операциях, которые ты тысячу раз видел, но хочется отработать интересную методику… Это все затягивает, и в какой-то момент ты можешь очнуться и понять, что за последний год был в отпуске всего неделю… И то только потому, что тебе звонили родители и напомнили о себе (смеется, – прим. автора).

– Что, кроме профессионализма, требуется от челюстно-лицевого хирурга более всего?

– Большой выносливости, выдержки, психической стабильности и нужно понимать, что на семью остается очень мало времени. Я получила огромный опыт, работая в Одесском областном центре экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. Мы довольно часто выезжали в область на сложнейшие клинические случаи. Два из них, наверное, останутся в моей памяти на всю жизнь. И это не самые приятные воспоминания для психики. Но это бесценный опыт, которым горжусь.

– Алина, мы желаем Вам как можно больше успешных операций и здоровых пациентов. Скажите еще читателям, какие задачи может решить специалист Вашего профиля?

– Челюстно-лицевая хирургия – это интересная и редкая специальность с большим количеством реконструктивных операций. Например, после удаления опухоли, фрагмента или тотального удаления челюсти остается большой дефект, поэтому варианты его устранения обязательно должны быть с пластическим компонентом. Зачастую результат этих операций — что было и что стало — просто волшебство! Но оно заложено в глубоких знаниях, бесконечных операциях. Возможности челюстно-лицевой хирургии потрясают своей широтой, и я рада, что принимаю в этом активное участие.

+380984406321

Поделиться в:

Добавить комментарий