Перейти к верхней панели
Архив номеров
миллениум
facebook
mail
phone
Авторизация
facebook
mail
phone

АЛЕКСАНДР РАТНЕР: «МИРЮ В СЕБЕ УЧЕНОГО С ПОЭТОМ»

Сегодня в гостях журнала выдающийся человек: поэт и писатель Александр Григорьевич РАТНЕР. По жизни он несет два креста: это наука и поэзия. Про дуализм своего бытия Ратнер написал замечательные строки:

«Так и хожу по собственным следам, Слывя слугой не двух господ, а дам – Науки и Поэзии, – при этом Я их люблю и, зная, что дана На две любви мне жизнь всего одна, Мирю в себе ученого с поэтом».

Александр Григорьевич, давайте поговорим сначала о вашей научной деятельности. Расскажите, пожалуйста, о ее основных этапах. 

Наукой я начал заниматься еще студентом второго курса Днепропетровского металлургического института под руководством выдающегося ученого, академика А. П. Чекмарева. Поэтому после окончания вуза было желание посвятить себя научной работе. Так, собственно, и получилось. По распределению попал во Всесоюзный научно-исследовательский трубный институт (ВНИТИ). Через год поступил в очную аспирантуру, которую успешно окончил, и в 27 лет защитил кандидатскую диссертацию. Она была связана с освоением крупнейшего в Европе трубопрокатного агрегата с непрерывным станом 301-02 Никопольского южнотрубного завода. 

За эти и аналогичные разработки для других трубных заводов в 1979 году я стал лауреатом премии Ленинского комсомола. Это была третья по значимости премия в СССР, после Ленинской и Государственной. Затем в трубном институте образовали новый отдел, который я возглавил. Занимались освоением Волжского трубного завода, в состав которого входил непрерывный стан 159-426. Приказом по Министерству черной металлургии СССР я курировал все научно-технические работы Советского Союза по этому комплексу. Затем в Китае читал лекции сотрудникам трубного комбината, на котором установили такой же стан. Мои лекции способствовали досрочному освоению этого агрегата. За время научной деятельности выпустил около 100 научных трудов, в их числе 4 монографии и 70 научнотехнических статей. Я – автор более 20 изобретений и патентов. Практически была готова докторская диссертация, но как раз в то время науку перестали финансировать.

Как и многим талантливым людям в лихие девяностые, Вам пришлось уйти из науки в производство, бизнес? 

Совершенно верно. В 1997 году начал сотрудничать с одним из нынешних олигархов, работал директором крупнейшего в Европе трубопрокатного завода, который поставлял продукцию в 54 страны мира. Но самое страшное для меня – зависимость от кого-то или чего-то.  Поэтому спустя три года ушел из этой крупной корпорации и начал заниматься бизнесом самостоятельно, поставлял металлопродукцию в европейские страны. И так до кризиса 2009 года. Был и параллельный бизнес, но все закончилось к 2013 году. С этого времени исключительно занимаюсь литературным трудом.

Наверное, это самый яркий и эмоциональный период Вашей жизни? 

Поэзия всегда наполняла светом мою душу, поскольку стихи начал писать уже в девять лет. В школе это были эпиграммы на одноклассников, в  институте – на однокурсников. Но времени для серьезных литературных опытов не хватало, особенно в аспирантуре, когда работал над кандидатской диссертацией. Но уже на следующий день после защиты сел за переводы стихов гениального украинского поэта Дмитра Павлычко. Он высоко оценил мои труды и отказался от других переводчиков с громкими именами. В моем переводе на русский язык вышли пять книг Павлычко. С Дмитром Васильевичем я дружу с 1976 года, он до сих пор является моим учителем в поэзии, не раз оказывал мне поддержку. Приведу один пример. В 1987 году я читал свои переводы в Львовском университете в присутствии Олеся Гончара. Он тогда очень удивился, что я не член Союза писателей Украины. В следующем 1988 году меня были готовы туда принять, но только как переводчика, с чем я принципиально не соглашался. Уже была готова к печати маленькая книга моих стихов, но издательство художественной литературы тянуло с ее выходом.

Дмитро Павлычко повел меня к председателю Госкомиздата Украины и решительно сказал: «Этот человек вносит весомый вклад в нашу культуру. Он перевел на русский язык стихи Тараса Шевченко, Леси Украинки, Ивана Франко, Ивана Котляревского, но не может издать свою книгу». Буквально через месяц после этого разговора в Днепропетровске вышел мой первый сборник стихов. Тогда же меня приняли в Союз писателей. Уже как поэта и переводчика. Заниматься литературным трудом – огромное счастье. Может быть, я должен был посвятить литературе всю жизнь, но боялся обречь себя на нищету. Поэтому очень хорошо, что у меня была основная профессия, позволявшая зарабатывать и обеспечивать семью, а параллельно мне никто не мешал писать стихи и впоследствии прозу. На данный момент у меня вышло 25 поэтических книг, в том числе 2 для детей, 5 книг прозы и 7 книг переводов классической и современной украинский поэзии. Меня публиковали журналы Канады, Америки, Израиля, Германии, России. Мои стихи размещены на различных сайтах, среди которых такие популярные, как «Поэзия.ру» и «45 параллель». Активно публикуюсь на Фейсбуке.

Александр Григорьевич, расскажите, пожалуйста, о работе над книгой о гениальной девочке Нике Турбиной? 
Я был близко знаком с мамой и бабушкой Ники, тринадцать с половиной лет собирал материал, а затем три с половиной года писал книгу «Тайны жизни Ники Турбиной». Она вышла в свет большим тиражом не без помощи Дмитрия Быкова и с его предисловием в 2018 году. Книга сразу имела огромный успех. За этот труд в 2019 году мне присудили международную литературную премию им. Эрнеста Хемингуэя в Канаде. Вторая книга «Ника Турбина и около нее» была напечатана в начале этого года.

В прошлом году одна известная российская кинокомпания купила у меня права на экранизацию книги о Нике Турбиной. Сценарий уже готов и начинаются съемки. В главных ролях Анна Михалкова и Елизавета Янковская, внучка Олега Янковского.

А над чем Вы работаете сейчас? 

Закончен роман о любви, который уже предложил одному издательству. Жду ответа. Кроме того, я около двадцати лет дружил с Валентином Гафтом и решил написать книгу с условным названием «Мой Гафт». То есть такой Гафт, которого я хорошо знал и встречался с ним лично в Днепропетровске, Харькове, Москве. Бывал у него дома,  знаком с Ольгой Остроумовой. Этот человек высоко ценил мои стихи.

Как Вы с ним познакомились? 

Гафт купил мою книгу, прочитал и сам позвонил. Это случилось в 2002 году.  Для меня было огромное счастье в любой момент снять трубку, набрать Валентина Иосифовича и прочитать друг другу новые стихи. К сожалению, такой возможности уже нет.

С какими еще известными людьми Вы знакомы? 

Судьба не обделила меня встречами и знакомствами со многими известными людьми. Назову несколько имен из многих: Б. Е. Патон, Е. Евтушенко, В. Распутин, Е. Камбурова, семья  известного русского поэта Ильи Сельвинского. Поддерживаю дружеские отношения с дочерью другого русского поэта Дмитрия Кедрина. Для меня это большое счастье. Я молюсь, чтобы эти люди были живы и здоровы, потому что многим уже далеко за восемьдесят.

Александр Григорьевич, огромное Вам спасибо за столь содержательное и интересное интервью. Желаем Вам крепкого здоровья, долгих лет жизни и новых творческих успехов! Прочитайте, пожалуйста, одно из своих стихотворений. 

Я живу в Украине – 
Есть такая страна. 
На донецкой равнине, 
Там грохочет война. 
Громоздятся руины, 
Солнце стынет в броне.  
Гибнут те, кто невинны, 
В этой клятой войне 
С ними был бы я тоже.  
Это правда, не «понт». 
Был бы малость моложе, 
То рванул бы на фронт.  
Дом покинутый запер 
 И в огонь из огня,  
Чтоб расходовал снайпер 
Больше пуль на меня. 
Может, воин я слабый, 
Пал на передовой. 
Черт со мною, была бы 
Украина живой



Поделиться в:

Добавить комментарий